Можно ли спрашивать двух раввинов? 

26 ноября 2014 г.

Все знают, что человеку, получившему ответ раввина на определенный вопрос, спрашивать то же самое у другого знатока еврейского закона – запрещено. В этой статье мы выясним основы и рамки этого закона.В Талмуде в трактате «Авода Зара» лист 7 написано: «Если человек задал вопрос мудрецу, и тот объявил, что это нечисто, не следует обращаться к другому мудрецу, чтобы он объявил это чистым. Если спросил у мудреца, и он запретил, не следует обращаться к другому, чтобы он разрешил. В случае спора между мудрецами, когда один объявляет нечистым то, что другой считает чистым, один запрещает, а другой разрешает, если один из них обладает большей мудростью или старше годами - иди за ним. Если нет - иди за устрожающим». Р. Йеошуа бен Карха говорит: «Если вопрос касается законов Торы, иди за устрожающим. В вопросах, которые касаются постановлений мудрецов, иди за облегчающим». Сказал р. Йосеф: «Закон как р. Йеошуа бен Карха».»

Именно отсюда источник известного многим правила: не следует задавать один и тот же вопрос двум раввинам. Однако у мудрецов были различные мнения по поводу того, почему нельзя этого делать.

Рабейну Нисим - один из величайших мудрецов поколения ришоним - пишет, что смысл этого запрета в том, чтобы люди не подумали, будто есть две Торы. Ведь те, кто не обладает опытом изучения и анализа Талмуда, книг мудрецов и комментариев к ним, не могут понять, как два мнения по одному и тому же вопросу могут быть одинаково правильными. Им кажется, что одно из заключений обязательно будет ошибочным. Кроме того, не стоит обращаться повторно с вопросом, на который уже получен ответ, из уважения первому раввину.

По мнению Раавада, оппонента Маймонида, нет проблемы с уважением к первому. Сегодня, например, принято по медицинским вопросам получать консультацию еще одного или нескольких специалистов. В таком случае, почему нельзя спрашивать другого раввина?

Раавад объясняет, что человек идет спрашивать раввина с намерением принять его решение. То, что он ему запретит, будет запрещено. В такой ситуации считается, как будто он запретил себе предмет вопроса обетом. И если потом еврей обратится к более знающему раввину, и тот найдет основание разрешить - все равно это не отменяет запрет мудреца, которого спросили первым, пишет Раавад. Ведь обетом человек в состоянии запретить себе даже совершенно дозволенную вещь. Например, буханку хлеба, которая лежит у него на столе. А решению более опытного раввина мы следуем только в том случае, если оба мнения были выражены вместе сразу. Если же сначала спросили менее сведущего, и он постановил, что запрещено - это остается запрещенным в любом случае. Изменить ситуацию можно, попросив второго раввина поговорить с первым, изложив его взгляд на вопрос. Тогда, возможно, первый изменит свое мнение на разрешающее. Соответственно не будет проблемы. Ведь спрашивающий принял на себя выполнение решения первого раввина.

Что же будет согласно р. Нисиму? Кажется, если вначале спросили у одного раввина, а потом пошли проконсультироваться с тем, кто считается более сведущим, в этом случае нет неуважения к раввину и к Торе. Понятно, что есть различные уровни. Так же, как все понимают, что, обратившись к профессору после диагноза участкового врача, не проявили никакого неуважения ни к рядовому специалисту, ни к медицине в целом.

В любом ли случае это верно? А если человек с самого начала собирался спросит двух раввинов? Тогда, согласно Рааваду, это можно, ведь по идее можно спросить двоих, просто в этом нет смысла, после того как первый уже запретил. Но если с самого начала человек думал спросить двоих, то очевидно он не принимал на себя беспрекословное следование решению первого. По мнению р. Нисима, неуважение к первому мудрецу и к Торе есть даже в таком случае.

Есть еще много ситуаций, когда проявляется практическая разница (т.н. "нафка мина") в споре между р. Нисимом и Раавадом. Например, что будет, если первый раввин разрешил,  а второй запретил. Согласно р. Нисиму неуважение к первому есть и в этом случае, поэтому не следует идти ко второму, чтобы тот запретил. Но, по мнению Раавада, в случае, когда первый рав разрешил, а у вопрошающего неспокойно на душе, он может пойти ко второму раввину. По Рааваду, таким образом, мы понимаем, почему в Талмуде описывается случай, когда первый запретил. Ведь как правило идут ко второму для того, чтобы разрешить то, что запретил первый, а не наоборот.

Еще одна "большая разница" возникнет, если речь идет не о вопросах дозволенного и запрещенного, а о каких-то финансовых разногласиях или спорах. Можно ли обращаться к двум раввинам с такими вопросами? Если, например, раввин говорит, что надо уплатить, то у этого вопроса нет какого-то определенного предмета, который может быть разрешен или запрещен. Поэтому, согласно Рааваду, в этом случае нет никакой проблемы спрашивать другого раввина. Но согласно р. Нисиму, неуважение к мудрецу, спрошенному первым, есть и в этом случае.

Как бы там не было, человек идет к раввину, чтобы получить раввинский ответ. Поэтому этот ответ, даже если он и не соотвествует самому правильному решению, должен соответствовать алахе. Что считается категорически неправильным решением?

Это мы учим в «Шулхан Арух» («Хошен Мишпат», гл. 25). Там рассматривается, что делать, если раввин убеждается в неверности собственного решения. Речь идет о каком-то материальном иске. В «Шулхан Арухе» упоминаются три возможных случая.

Если это была ошибка, которая классифицируется как "ошибка по поводу написанного в Мишне", то есть решение раввина расходится с тем, что сказано в Мишне, то оно отменяется.

Раввин мог допустить также "таа бешикуль адаат" - логическую ошибку в применении соответствующих законов к данной реальности. В таком случае, если оба подсудимых находятся в зоне досягаемости, дело возвращается для нового рассмотрения, а деньги передаются тому, у кого они были незаконно изъяты. Если же это невозможно, то в данном случае еврейский закон подразумевает личную ответственность раввина за плохо проделанную работу, которая повлекла за собой материальный урон. Только если это был очень опытный судья, который известен своей компетентностью, эта ошибка считается форсмажорной и, так как он не нанес этот ущерб собственноручно, он освобождается от уплаты ущерба. Есть еще много подробностей, но это все, что нам нужно для нашей темы.

Здесь также. Если второй раввин убеждается, что первый допустил ошибку на уровне "тоэ бидвар Мишна", он может указать на правильное решение и не должен беспокоиться о престиже первого. И даже Раавад, который говорит о том, что когда человек пошел спрашивать раввина, он заранее как бы взял на себя обет выполнить его решение, согласен в этом случае. Потому что человек обязался следовать раввинскому решению, а не раввинскому "беспределу".

Что является такой грубой ошибкой? Уже в самом понятии "тоэ бидвар мишна", мы видим, что во времена Талмуда, когда был изложен этот закон, такой ошибкой являлось противоречие авторитетному мнению из Мишны. Так как мы знаем, что ученые времен Талмуда, так называемые амораим, не спорили с учеными времен Мишны - танаим. И так же это продолжается и после этого. Раввинское решение не может быть принято вопреки источникам, которые признаны авторитетными «с большой буквы». Так например, в дни ришоним решение, противоречащее написанному в Талмуде, считалось грубой ошибкой. В наше время этот список расширился.

Питхей Тшува пишет, что тот, кто решает не как Шулхан Арух, Рамо или известные знатоки еврейского закона - ошибся в двар мишна.

Выше мы разобрали спор между р. Нисимом и Раавадом в объяснении Талмуда в трактате «Авода Зара» почему запрещено переспрашивать раввина, а также обсудили различные случаи, в которых будет практическая разница между этими подходами.  Подведем им итог.

  1. Если с самого начала собирался спрашивать других. По р. Нисиму нельзя, по Рааваду можно
  2. Можно ли повторно спросить у того, кто считается компетентнее первого?  Согласно Рааваду нельзя, согласно р. Нисиму можно
  3. Если все-таки переспросил, становится ли предмет вопроса дозволенным или остается запрещенным? Согласно р. Нисиму разрешено, согласно Рааваду остается запрещенным для спрашивающего.
  4. Действует ли это правило в том случае, если первый раввин разрешил. Согласно Рааваду - нет, согласно р. Нисиму - да.
  5. Действует ли это правило в том случае, когда не существует определенного предмета вопроса. Например, в материальных вопросах. Согласно р. Нисиму - да, согласно Рааваду - нет.

Каков же практический закон в этом споре?

«Шулхан Арух» в «Йоре Деа» гл. 242 пр. 31 приводит слова р. Нисима, а р. Шабтай Коэн в пр. 53 приводит слова Раавада. То есть, нужно устрожать согласно обоим мнениям, во всех случаях, которые упоминались выше.    

Рав Давид КАНТАРОВИЧ

Комментарии
24 марта
Имя: StevenRiz
ЦЕЛЕВЫЕ БАЗЫ http://xurl.es/128 УЗНАЙТЕ ПОДРОБНЕЕ!!!
Ответить
30 сентября
Имя: Здравствуйте! Вас интересуют клиентские базы данных? Ответ на Email: prodawez@mail.de
Здравствуйте! Вас интересуют клиентские базы данных? Ответ на Email: prodawez@mail.de
Ответить
Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Введите код с картинки:
* — Поля, обязательные для заполнения

Задайте Ваш вопрос

Ваше имя*:

Ваш вопрос*:

Ваш e-mail для ответа:

Прикрепляемый файл:
(Доступные типы файлов: doc, gif, jpg, jpeg, mpg, pdf, png, txt, zip)

Введите код с картинки:
* — Поля, обязательные для заполнения
Все новости

Гомельчанин Семен Кремер добыл секрет создания ядерного оружия

16 июля 1945 года в обстановке полной секретности США совершили испытание атомного оружия. А на следующий день в Потсдаме началась конференция глав правительств СССР, США и Великобритании, на которой Сталин, Трумэн и Черчилль обсуждали послевоенное устройство Германии. Президент США поспешил сообщить об успешном испытании “сверхбомбы” советскому лидеру. Однако Иосиф Виссарионович и бровью не повел.

Лев Генрихович Шнирельман

Лев Ге́нрихович Шнирельма́н (2 января 1905, Гомель — 24 сентября 1938, Москва) — советский математик, член-корреспондент АН СССР (1933). Окончил Московский университет (1925). В 1934—1938 работал в отделе теории чисел Математического института АН СССР им. Стеклова и одновременно преподавал в МГУ.

Леви Ицхак Шнеерсон

Леви Ицхак Шнеерсон (1878—1944) — главный раввин Екатеринослава-Днепропетровска с 1909 по 1939. Автор глубоких трудов по каббале и хасидскому учению. Праправнук по отцовской линии третьего любавического ребе Менахем-Мендла (Цемах Цедека) и отец седьмого любавического ребе Менахем-Менделя Шнеерсона. Родился в местечке Подобрянка возле Гомеля в Белоруссии.

Все статьи
Все фото

Контакты

246017 г.Гомель

 ул. Красноармейская, 1а

Тел. +375-232-77-65-22  

Email: kehila.gomel@gmail.com

Полезное

gomel-community
Гомельская Иудейская Религиозная Община «Бейт Яаков» © Copyright 2017 Разработка сайта